Penguin_Classics_Set_1

Новый гуманитарный проект предлагает затащить Пушкина и Толстого обратно на пароход современности

Почти год прошел с момента, когда участники будущего проекта заговорили о создании некой «Полки». Обросший слухами портал все-таки был презентован чуть более недели назад и оказался вовсе не тем, чем он нам представлялся. Вместо ресурса о книгах «вообще» нам представили консервативный проект о русской книжной классике. В основу ресурса вошли, по словам руководителя проекта Юрия Сапрыкина, «так называемые самые важные книги, список которых определялся по голосованию наших экспертов». В списке экспертов – все люди одного лагеря, примерно одной социальной прослойки, если не сказать одного поколения. Такая однородность наверняка избавила создателей проекта от ненужных споров и была необходимым фильтром для того, чтобы какое-нибудь «неблагонадежное» произведение не попало в финальный список классики на полку.

Отобранный экспертами список может как угодно обсуждаться, хотя от перестановки мест слагаемых сумма не поменяется. Кто-то может попенять на недостаток поэзии и драматургии, кто-то на отсутствие того или иного имени. Собственно, любой список – это всегда невключение чего-то, поэтому споры естественны. Однако это будут споры о частностях, за которыми можно не разглядеть главного.

Что именно заставило создателей ресурса создать его именно в таком виде и именно сейчас? Поиск мотивов всегда граничит с поиском авторских интенций: а что хотел сказать автор? Этот вопрос возникает из такой ситуации, когда обращение к самому ресурсу не вызывает желания изучать контент ресурса, а желание искать подоплеку возникновения такого контента в таком месте. Иными словами, если бы содержимое «Полки» настолько затягивало, что отключало бы критическое восприятие ресурса, это означало бы, что ресурс обладает высокой степенью если не познавательности, то как минимум развлекательности. Тогда как «Полка» – ее структура, ее содержимое и интенции ее создателей – заставляют, так сказать, потянуться ко второму ряду, тому, что скрывается за яркими корешками.

«Полка» – ее структура, ее содержимое и интенции ее создателей – заставляют, так сказать, потянуться ко второму ряду, тому, что скрывается за яркими корешками

По своей структуре ресурс напоминает концентрированную версию thequestion.com, откуда бы взяли все вопросы о литературе и поместили на «Полку». Это своего рода библиографические карточки профессора Венгерова, учителя Шкловского и Тынянова, и карточки эти становились предметом ехидной, но уважительной насмешки Шкловского над пожилым ученым. Подобный метод обустройства собранного создателями материала напрямую указывает на его консервативную суть. «Полка» – это квантовый скачок в конец XIX века, словно бы не было ни формализма, ни структурализма, ни семиотики, ни теории. Это – сознательный или нет – откат к системе школьной педагогики, когда уже сама школа начала (или еще только начинает) понимать, насколько устаревший метод обучения она исповедует.

Если литература – это не система готовых вопросов и ответов (до таких размышлений наверняка добрались даже самые чугунные учителя советской закалки), то создатели «Полки» (и элитные эксперты), кажется, хотят возразить: нет, как раз-таки система. Сапрыкин говорит о проекте, что «Полка» – это «скорее пособие для заинтересованного читателя и для практик медленного чтения». Но зачем проводить ревизию классики, если эксперты ресурса уже провели ревизию и дали на все казенные вопросы свои казенные ответы. Школьники, почти за столетие утомившиеся назидательными учительскими ответами, вновь вынуждены сесть за парту, чтобы послушать, как те же самые казенные ответы им прочитают одобренные эксперты. Если верить создателю ресурса, то «год назад нам гораздо больше казалось, что это проект для школьников, чем сейчас. Он сам собой уехал в совсем нешкольную сторону». Школьника, только вроде бы спокойно вздохнувшего и получившего свободу в том, что читать и – главное – как читать, хватают за шкирку и заставляют полюбить (нужным способом) выловленных и обсыхающих на пароходе Пушкина, Достоевского и Толстого, поеденных морской рыбой, полуразложившихся и воняющих водорослями. Еще сложнее представить, чтобы кто-то старше 18 лет пошел на «Полку» за санкционированным Лермонтовым или Хармсом (остроумно уже было подсказано, что единственно возможный потребитель «Полки» – студент-первокурсник, для которого удобно подготовлены санкционированные источники). Вместо свободы выбора и пространства для маневра создатели проекта уже создали литой список. И хотя Сапрыкин говорит о том, что ресурс позволяет понять, «какими рывками развивается литература и какой за каждым подобным рывком тянется след», «Полка» дает исключительно статичную картину не только русской литературы, но и мыслей, подходов и методов к познанию литературы. Можно скептически относиться к новым направлениям, вроде digital humanities, но нельзя не принять их желание двигаться вперед. Тогда как метод «Полки» в эпоху уже, наверное, Веб 3.0 – это Литературоведение 0.1.

Сапрыкин проговаривается, когда заявляет, что «в школе все держится не на системе, а на отдельных учителях». Такими учителями и хотят быть создатели проекта и элита из экспертного совета. Учителя, кажется, не видят разницу между «знатью» и «знанием». Одно есть продолжение другого: учить может только элита, знать. Проигравшее во всех битвах и просто уставшее от политики поколение (не зря Сапрыкин говорит явно про себя: «люди устали не только от общественно-политической ситуации, но и от условного фейсбука», а его популярная колонка «Усталость» – явное самоописание) либералов (чтобы не сказать «поколение ‘Афиши’») обратило свой взор на последнее поле, где оно еще не толкалось. Еще недавно обвинявшая почвенников и властные элиты в историческом ревизионизме либеральная элита занялась ровно тем же самым, только на поле литературы. Мы вам скажем, какую классику можно читать, и расскажем, как ее нужно понимать. Это плавный переход к авторитаризму в либеральной среде. Если еще учитывать, что поле деятельности «половцев» вписано исключительно в национальный контекст, это к авторитаризму можно прибавить еще и вульгарный географизм. Из-за таких «учителей» у детей и пропадало желание читать на долгие десятилетия.

Ярко выраженный консерватизм ресурса еще и выражен в лозунге «нужно все меньше соцсетей и все больше бумажных книг», хотя это идет вразрез с дизайном сайта, где каждую «карточку» предлагается расшарить в соцсетях. «Полка» убеждает в отказе от соцсетей использованием… соцсетей? Еще один признак авторитаризма: сеть забита «неправильной» информацией, и можно расшаривать только то, что санкционировано интеллектуальной элитой, которая владеет «правильным» знанием.

Сбросьте Пушкина и Достоевского обратно в воду.

Ray Garraty,

редактор-at-large

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s