В вечно бунтующей рубрике “Тексты, опубликованные без ведома автора” – рецензия 1989-го года из журнала “Искусство кино” культового в узких кругах Алексея Ерохина.

1475734991_390967

Алексей Ерохин

Отчего губа титькой

 

«На помощь, братцы!»
Сценарий С. Бодрова. Постановка Н. Василева. Оператор Д. Яциневичюс. Художник М. Гараканидэе. Композитор Н. Каретников. Звукооператор В. Кипа. Центральная студия детских и юношескнх фильмов имени М. Горькоrо, 1988.

 

То, что я тут пишу, напечатать бы надо в «Веселых картинках». Или в «Мурзилке». Поскольку обращаюсь исключительно к детям, которые «Искусство кино» не читают. А кино любят. И сказки любят. А уж киносказки! И потому наверняка дружной гурьбой отправятся на фильм под названием «На помощь, братцы!». Вот я им и говорю:

Дорогие дети!
Считайте, что вам крупно повезло. До сей поры вас, бедняжек, строгие ханжи-взрослые держали во тьме собственных закоснелых предрассудков и рассказывали вам всякие сомнительные и неправдивые сказки насчет взаимоотношений полов, а также подлинного вида их непосредственных признаков. И у вас возникали ужасные затруднения с их идентификацией. И вы начинали шибко комплексовать, не зная толком, за какое место друг друга в случае чего обнимать. И вы, бедняжки, были болезненно чопорны и отстало целомудрены – а все потому, что не были знакомы с прогрессивно-вольными нравами некоторого царства-государства, из пределов коего и раздался призывный вопль: «На помощь, братцы!»

Отныне в многовековой стене подлого мракобесия пробита светлая брешь, в которой вовсю засверкают голые ягодицы и задрыгают аппетитные ножки.

Отныне в многовековой стене подлого мракобесия пробита светлая брешь, в которой вовсю засверкают голые ягодицы и задрыгают аппетитные ножки. И все комплексы у вас теперь как рукой сиимет. Как одежду у персонажей этой киносказки.
«Раздевайся!» – то и дело раздается с экрана.
«Раздевайся!» – приказывает царь-государь девице Фекле. С самыми воспитательными целями приказывает, не обращая внимания на скабрезное похихикивание и смачное причмокивание свиты. И приходится бедной девушке заголяться – а она-то всего минуту назад кое-как наспех оделась, порезвившись с добрым молодцем.
«Раздевайся!» – командует этот же царь в другом эпизоде – уже добру молодцу. Мало ему, сатрапу, что парень аж битых полчаса просидел в сундуке, держа в обнимку государев ночной горшок – еще теплый…
А заморской принцессе и командовать не нужно – она обнажается самостийно и мужественно терпит, пока ее с энтузиазмом шваркают туда-сюда голой попкой по весьма-таки шершавым камням.
И чего, дурочка, упирается – ее ж за царя выдать хотят. Вот простые, сказочно русские женщины из некоторого государства знают что к чему: ночным штурмом захватывают цареву опочивальню.
Он, однако, всячески манкирует их обильными прелестями – уж не знаю, о чем его голубые мечты. Возможно, грезит о повсеместном введении во вверенном ему отечестве заморского способа деторождения: там рожают мужчины. Метод оплодотворения, правда, не очень завлекательный: шприцем в темечко. Неужели не нашлось способа поприятней?
Правда сказочной жизни бьет с экрана ключом. Никаких вам, детки, расписных хором и зеленой муравы, никакой чародейской лакировки и волшебной рапортовщины: сарайные интерьеры, голая замусоренная земля. Под стать сей суровой прозе сказочной действительности (типичное Нечерноземье!) и сермяжной эротике – и выражения, звучащие в этом бурлеске антисанитарии: «жаба с ушами», «губа титькой»…
Причем учтите, дети, перед вами на редкость семейное кино: и вы узнаете много нового, да и папе будет интересно. Попок всяких он уж и так насмотрелся, а вот на то, как здесь истово колоколами швыряются, ему будет глянуть занятно: экая ведь, оказывается, богатая традиция, из седых веков идущая, а мы-то все на 20-е годы киваем.
Поразмыслит папа и над затейливой конструкцией воздушного шара отечественного производства, состряпанного из церковного купола и опять же колокола.

Причем учтите, дети, перед вами на редкость семейное кино

Определенный ассоциативный ряд вызовет у папы и заморская принцесса. Разжалованная в нашем некотором царстве из сексбомбы в прислугу, она – хоть и другого роду-племени – с большим напором поднимает тутошний народ на мятеж, по-комиссарски пылко восклицая: «да здравствует светлое завтра!» Непонятно только, об чем шум: то ли завтра и наших мужиков рожать заставят, то ли поделят их всех поровну между женским населением, предварительно обобществив. Да, ребятки, айда в кино. Ежели на помощь творческому методу этой картины сбегутся аналогичные братцы – тут такое начнется! Это прежде сказки тихо-мирно кончались свадьбой – теперь в целях просвещения будет досниматься вторая серия о брачной ночи.
И вообще, что за беззубые и пресные старые сюжеты! Пускай Серый Волк поумерит аппетит и в рассуждении всестороннего облагораживания детворы вступит в интимную связь сначала с бабушкой, а потом и с внучкой. Как, бишь, ее звали – Страстная Шапочка? И родится какой-нибудь Маугли. А история Белоснежки и семи(!) гномов открывает еще более заманчивые перспективы.

Так что, дорогие девочки и мальчики, сделайте губу титькой и раскомплексовывайтесь на здоровье. Рано вам еще с грустью и недоумением думать о том, что дядя-режиссер подает с экрана родной сказочный фольклор с привкусом передоновщины, выступая за искусство повышенной генитальности.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s