0516crowdfund01

Споры о том, должен ли художник быть голодным или с наеденным брюшком, до сих пор не прекращаются (за это время многие умерли от голода, а кто-то от ожирения), причем ведутся они не в продуктовых супермаркетах, кафе или молококомбинатах. Чаще всего подобные беседы ведутся после плотного завтрака (или скудного, но обеда) людьми, у которых вообще есть деление на завтрак, обед и ужин и достаточно времени, чтобы питаться трехкратно по режиму. Тут нет никакой иронии, когда таким разговорам еще вестись? За обедом надо жевать, не до разговоров, а у тех, кому нечем обедать, нет времени, чтобы послеобеденные разговоры вести – надо искать средства на то, чтобы этот обед, собственно, был.

Иногда оба художника, толстый и тонкий, голодный и сытый, после обеденного времени идут не полежать и добывать обед (соответственно), а лезут в интернет – заниматься краудфандингом. Сама процедура сбора средств у толпы, кажется, уже настолько институционализировалась, что в ней уже не осталось спонтанного желания помочь, веры в искусство и некой гуманистической наивности. В 1921 Паунд собирал подписку на журнал, что по сути было годовым содержанием Т.С. Элиота. Собранные средства позволили бы Элиоту уйти со своего места клерка в банке и полностью посвятить себя занятиям искусством. Что это было со стороны Паунда, краудфандинг или фандрэйзинг? Общий корень fund вроде бы указывает на материальность обоих определений, но краудфандинг как указывает на единство художника и «собирателя», тогда как в фандрэйзинге сбором средств занимается некто другой, художник и «собиратель» разведены.

Краудфандинг как будто вырос из DIY: художник делает что-то малотиражное или не слишком популярное сам своими средствами и сам же распространяет без участия крупных сетей. Новые времена внесли коррективы. Краудфандинг словно пережил вмешательство эффективного менеджера, который увидел, что средства расходуются не рационально и весь этот DIY нужно оптимизировать. Оптимизация нашла свои решения: появились специальные платформы, продвижение проектов в соцсетях, ранжирование проектов, бонусы для потребителя. (Собственно, ключевое изменение и было в том, что читатель-слушатель-киноман внезапно стал просто потребителем книги, альбома или фильма.) Вместо духа искусства пришел капиталистический душок. Заманить «чистым» предметом искусства современного потребителя стало почти невозможно. В нагрузку к комиксу дают кружку, тарелку, мешок пончиков, футболку, ужин с художником – потребителю нужны фишечки и плюшечки, а художнику нужны деньги, которые чистый продукт привлечь не может. Художник не может сплясать ритуальный танец, и роль танца играют посуда и одежда «от автора». Художник как-то должен делать деньги, правда, с посудой и одеждой он скорее превращается в арт-барыгу, с лотка торгующего всем, что в ходу.

потребителю нужны фишечки и плюшечки

 

Краудфандинговая прозрачность пришла все оттуда – из мира коммерции и политики. Художник составляет смету, показывает ее потребителю, расписывает, кто и что получит, а покупатель участвует в бизнес-сделке, жертвуя (хотя какая тут жертвенность, типичная покупка-продажа) своими деньгами. Выходит, производитель получает деньги от потребителя. Где же тут искусство?

Искусство вроде в том, что делает художник. Или еще намеревается сделать: многие КФ-проекты только собирают поддержку, достаточную базу поклонников, чтобы проект вообще стал реализовываться (не все набирают нужную сумму). Поклонник таланта художника одновременно платит еще только за интенцию, а не за продукт, но тем самым стимулирует художника к созданию своего продукта. Такое тесное существование искусства и денег ничем не позорнее для искусства, чем в каких-то еще ситуациях, от прокатных компаний и голливудских студий до манхэттенских арт-галерей. Искусство создается и продается. Или создается и не продается. Абсолютно естественные вещи.

Искусство создается и продается. Или создается и не продается. Абсолютно естественные вещи.

 

Краудфандинг как модель искусству противоестественен. Эта модель по сути убила авантюристский дух DIY, где некое произведение искусства сначала создавалось, а потом распространялось совершенно дикими и иногда совсем не рациональными путями. Каждый художник брал на себя определенный риск, который был частью творческого процесса. Распространение и конечный потребитель держались в уме, но было второстепенными факторами. Краудфандинг предлагает дистиллированную версию всей цепочки, от создания до продажи объекта искусства. В такой расчетливости есть не только что-то противоестественное, но и сомнительное. Прямолинейно, но правильно сформулировал это С.В. Шнуров: «Нет у тебя денег на машину — не покупай. Нет средств записать альбом — не записывай». Искусство уменьшается в масштабах до творчества: некий художественный объект создается для уже известного потребителя-получателя, это как написать стихотворение на день рождения или нарисовать акварельку, чтобы умилить бабушку, или сделать фото для любимого человека. Потом, позже, а может быть и никогда, этот объект может выйти за личностно-прикладные рамки, но пока что он остается продуктом арт-хобби.

Отказываясь от более разветвленных и широких путей распространения создаваемого продукта, художник заранее сознает ограниченность востребованности своего таланта. То есть сознавать-то он, возможно, сознает себя гением без границ, но схема краудфандинга загоняет художника в ремесленную будку, где он вытачивает для двадцати человек одну статуэтку, которую потом скопирует на 3D-принтере. Артист начинает себя чувствовать не артистом, а мелким бизнесменом, сидящем на POD-станке. Почти штучный продукт вроде бы должен иметь ту самую ауру, о которой писал Беньямин, но ауры не разглядеть даже на рентгеновском снимке. Виден только один ценник. Вспоминаются слова Гете: «Тот, кто не надеется иметь миллион читателей, не должен писать ни одной строки».

Художник голодным не останется. Зато мы все начинаем испытывать голод по настоящему искусству.

Ray Garraty,                                                                              

редактор-at-large

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s