Андрею Семеновичу Немзеру исполняется 60 лет

nemzer

Несколько лет назад в аннотациях книг указывалось, что А.С. Немзер – ординарный профессор ВШЭ. Профессор он, может быть, и ординарный (у бюрократического языка свои причуды), но вот человек Андрей Семенович неординарный абсолютно.

Его не перешибли ни постструктурализм, ни постмодернизм: его пост- был именно его пост, пост критика и литературоведа особой одаренности и высочайшей работоспособности. Не удивительно, что с уходом Немзера в прохладную тень науки его место так и не было никем занято. Для этого требовалось работать без отдыха, принимать свое дело настолько серьезно, насколько это вообще возможно, понимать всю ответственность своей работы и понимать еще, что если не ты, то больше никто. Можно было даже сказать, что у Немзера все чересчур всерьез, если бы с завидной периодичностью он сам не отпускал язвительно-иронические фразы. Серьезность Немзера – это серьезность того рода, когда плохую литературу воспринимаешь как личное оскорбление, плевок в лицо. Чужое мнение и и чужая позиция тоже воспринимались всерьез, но никогда не были поводом для оскорбления и стимулом оскорбиться.

Только на моей памяти у Андрея Семеновича дважды открывалось второе дыхание. Если копнуть в прошлое, таких «вторых дыханий» наберется еще как минимум два, а то и три. У Немзера вообще дыхалка марафонца: из года в год делать одно и то же и не уставать и не снижать планку. Определение «марафонец» все же несколько заужает размах юбиляра: нельзя работать в ежедневной газете и быть марафонцем; нельзя работать в ежемесячном журнале и быть марафонцем. Газетная поденщина, часто попадающая в яму забвения еще до того, как появиться в печати, Немзером писалась так, словно это писалось для вечности, а не четвергового номера. К счастью, большая часть поденщины была собрана в сборники к удивительному эффекту: газетные заметки и рецензии Немзера можно читать и перечитывать даже много лет спустя. Убери из части текстов в «При свете Жуковского» сноски, и не поймешь, какие из текстов – литературоведение, а какие критика, настолько одно продолжение другого.

Немзер-ученый долгое время находился скорее не при свете Жуковского, а в его тени: узнаваемость приходила из газет и журналов, а не из штудий. Немзер упорно крутил «красное колесо» по «своим» авторам, так что уже произошло весомое смещение: ряд писателей прошлого и настоящего уже по умолчанию стали восприниматься как писатели Немзера. Это уже он писал писателей, а не писал о писателях.

Люди с усами обычно вызывают подозрение. Единственное, пожалуй, исключение – Андрей Семенович. Пусть по этим усам текут все блага и успешно попадают в рот. Ура нам всем.

Ray Garraty, редактор-at-large

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s