Дежурный редактор “ВМ” откопал на антресолях своего котельниковского пентхауса сборник Станислава Лема “Молох” и с удовольствием и ужасом перечитал написанное об интернете и людях двадцать лет тому назад.
 
Dandelion-in-painting-8
В нежные времена веб-футуризма Лем, казалось, писал как-то уж очень по-стариковски – одну статью про опасности интернета за другой, переходил от легкого скепсиса к предсказаниям техногенных кошмаров и постоянно возвращался к мысли о том, что нужно защитить экспертное мнение в сети (и все это в статьях, датированных 1995-96 годом, когда в России про интернет слышали одним ухом и немногие). Лем был подписан на множество научно-технических журналов и в колонках, собранных в этой книге, регулярно обсуждает то, что прочел в них и в книгах по философии науки и футурологии. Лем-читатель и Лем-писатель в 90-е окрылял дежурного редактора “ВМ”. Тогда казалось, что освоить всю естественнонаучную часть его статей и романов (математика, биология, физика) – это дело будущего, хотя и несколько отдаленного; сегодня приходится признать, что вкрапления из квантовой физики и медицины звучат все так же малопонятно (однако откуда-то берется полная уверенность, что автор знает, о чем пишет и приложил немало благородных усилий, чтобы быть понятным).
 Только зрелый ученый муж может столь умело сочетать трезвый сциентизм с резким осуждением технобожия и с признанием ограниченности собственного ума, да и вообще – крайней уязвимости любых научных построений. Интересная попытка совместить разные картины мира предпринята СЛ в очерке “Мой взгляд на мир”, где он размышляет о “сенсориуме” – т.е. чувственном аппарате живого существа, который определяет восприятие окружающей среды. У человека, паука и крысы эти сенсориумы разные, а кроме того, макромир (“горообразование в геологии”) или мир субатомных частиц совершенно не воспринимаются этим самым сенсориумом – т.е. непосредственно, чувственно-эмоционально и является знанием в разной степени теоретическим. Сосуществование этих сенсориумов в биосфере, а также и совмещение различных картин мира или взглядов на один и тот же предмет (один и тот же письменный стол может быть увиден как предмет мебели, скопление атомов или наночастица микрочастицы нашей галактики) определяют общую картину мира, которая не может толком уложиться даже в очень вместительной голове начитанного человека. Простой мысленный эксперимент по совмещению хотя бы двух картин мира всегда тревожен, но может также привести нас к смирению, благоговению перед еще не открытым или даже к некоторому неустойчивому оптимизму. Такая несколько шизофреническая картина мира не объективней, но, по крайней мере, завидно многомерней, и в то же время не под силу человеку, который постигает все по мере той экологической ниши, в которой находится – как бурундук, выглядывающий из своей норы, с тревогой и любопытством.
Это книга, возможно, могла бы быть настольной для интернет-теоретиков и нисколько не устарела (в отличие, например, от книги Чарлза Хэнди, в те же годы приветствовавшего наступающий век неразумия).
Очерк “Мой взгляд на мир” Лем заканчивает прекрасными словами:
“…Мы всегда ненадежны, и так – с неустранимой познавательной неопределенностью и следует жить. Другое дело, что все это [т.е. любая наука] – заботы незначительного меньшинства людей, а одновременно такие заботы служат питательной средой для умственных работ других людей – от математики через физику галактики до герменевтики, но таких тоже немного. А этих демонов “точности” окружает туман предрассудков, верований, догадок, который с течением времени густеет и который люди – толпа, общество – превращают в аксиомы, непреложные истины”. (Перевод В. Язневича)
Или вот про создание искусственного разума (из очерка “Размышления над сетью”, с. 399):
“Стоит опасаться, что “Единственного разума” – единственного искусственного интеллекта, очищенного ото всех налетов, раз и навсегда создать не удастся… Ибо если разум (Sapientia ex machina) удастся высечь, то уже тем самым должны будут возникнуть различные виды разума – точно так же, как это произошло с автомобилями, самолетами и ракетами. Может быть это и звучит банально – но это правда. Если бы разум был возможен только “один-единственный”, тогда бы все (подобным образом воспитанные и образованные) люди верили бы точно в одно и то же. А нам хорошо известно, что так хорошо никогда не было“.
Дежурному редактору “ВМ” почти нечего добавить к словам великого наукоголика. Я тоже всегда трепещу, когда думаю о разуме и судьбе идей, и часто вспоминаю слова забытого китайского философа: “Супергерой-одуванчик вас всех спасет – но только не дуйте на него”.
Виктор Зацепин
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s