sexmachineh500

Эротика находится на такой обочине литературы, куда не каждый знает тропу. Литкорреспондент «ВМ» сделал вылазку в запретную зону и устроил там пикничок.

Marie Force

Sex Machine

HTJB, 2016

Хани Кармайкл входит в бар и говорит одному из завсегдатаев, Блейку Демпси: «I want you to fuck me». То, что начинается как сальный анекдот, продолжится примерно в том же духе.

Действие происходит в небольшом городке, носящем русское имя Марфа, в Техасе. Хани – сиротка, чьи родители погибли, а ее воспитывала одна старушка, которую героиня называла просто Бабушка. После школы Хани проучилась немного в колледже, пока не вернулась домой ухаживать за умирающей Бабушкой. После смерти старушки Хани унаследовала дом, в колледж уже не вернулась и открыла свое дело – небольшое фотоателье, где героиня в основном занимается семейной съемкой. От своих родителей Хани унаследовала такую внешность, что мужчины слетаются на нее, как на мед. Мужчинами она пользуется, никто ей не может отказать, но надолго возле себя никого не удерживает. Не было еще в ее жизни такого, кто бы ее удовлетворил настолько, чтобы она захотела этого мужчину возле себя оставить и выйти за него замуж. Перепробовав уже всех возможных кандидатов в городе, Хани до сих пор не добралась до самого идеального и завидного кандидата – Блейка Демпси, про которого говорят, что он ни с кем не спит дважды и что он обладатель самого потентного мужского органа в городе. По совету школьной подруги Хани решает устранить это недоразумение и испробовать, так ли уж хорош Блейк, как о нем говорят.

Блейк, разбитая душа, был некогда одноклассником Хани (повествование ведется от лица Хани и от лица Блейка попеременно) и был помолвлен с другой одноклассницей, Джордан, которая позже попадет в автокатастрофу и погибнет. Блейк же примет вину на себя (хотя в гибели Джордан он был неповинен), поставит себе условие, что с женщинами он больше сближаться не будет, а если и будет себе позволять что-то, то только секс. Спасается от депрессии он работой (Блейк – владелец небольшой фирмы по строительным и ремонтным работам), каждый вечер пьет в одном и том же баре, а женщин к себе никогда не приводит, чтобы еще больше показать, что он человек без эмоций, только лишь секс-машина.

На предложение Хани Блейк откликается, причем зовет ее к себе. Уже дома герои пропускают прелюдии, и Блейк переключается в свой режим секс-машины. Пара ублажает друг друга как может, но всем хорошему приходит конец, и Хани по идее должна уйти от Блейка среди ночи, хотя, испробовав Блейковых услад, уйти она уже не может, ведь ее жизнь теперь кардинально поменялась. После Блейка она уже не сможет наслаждаться сексом как ранее, всех последующих партнеров она будет мерить по Блейку. Но Хани знает (или думает, что знает), что она для Блейка – одна из многих, и вообще она хотела просто одной ночи, без всяких последствий. Однако Хани становится одержима своим желанием к Блейку, а он не выгоняет ее и даже просит остаться. Поэтому пара проводит в постели остаток ночи, считая оргазмы и сбиваясь со счета.

На следующий день оба героя изнывают воспоминаниями о ночи, и за этими сладкими воспоминаниями ублажают себя, а к вечеру уже встречаются на тусовке у общего знакомого. Там Блейк шепчет Хани, что он придет к ней ночью – ей не следует закрывать дверь.

Секрет того, что Блейк возвращается к Хани, заключается в том, что он еще со школы был неравнодушен к Хани. Даже его чувства к Джордан были как будто половинчатыми. На самом деле он всегда желал Хани, которая не обращала внимания на Блейка (а она еще как замечала Блейка, просто, как порядочная девушка, не пыталась увести Блейка у Джордан). Теперь же, узнав, что Хани проявляет к нему интерес, Блейк обретает некоторую надежду. Дома у Хани герои припадают периодически к органам друг друга, как к водяным оазисам в пустыне. Соития происходят во всех позах и обстановках, при этом персонажи не удовлетворены простым актом соития, им нужно еще во время акта нахваливать части тела друг друга, нахваливать просто друг друга, а автор достаточно детально описывает соединения тел, все утолщения, уплотнения, натяжения, увлажнения, вхождения, выхождения, смакования, причмокивания, пощипывания, поглаживания, скольжения и трения.

После пережитых экстазов герои расстаются на неделю. Блейк начинает пить, думая, что Хани забыла про него. Хани думает, что она не интересна более Блейку. В конце концов бармен одной ночью звонит Хани и просит забрать поднабравшегося Блейка. Хани привозит Блейка домой, и хотя тот изрядно пьян, он снова включает свой режим секс-машины.

На следующее утро происходит комическая сцена, когда Блейк, который ничего не помнит, в душе обнаруживает следы крови на предмете своей гордости и мчится извиняться к Хани, думая, что он был чрезвычайно жесток с ней. Хани же успокаивает Блейка и говорит, что ничего страшного, кроме анального секса, не случилось. И хотя ее анус не готов к экстазам каждый день, Хани уверяет Блейка, что по большим праздникам и событиям они могут предаваться анальным утехам.

Утехи далее продолжаются, герои понимают, что теперь-то им разлучаться уже не стоит, почти что весь город радуется, что два таких замечательных человека нашли друг друга. Через два месяца Блейк покупает для Хани кольцо и делает ей предложение, что становится поводом для повторных анальных утех.

Вскоре Блейк везет Хани куда-то на пикник, где по дороге из-за водителя большегруза происходит авария, после которой Хани получает серьезные травмы и попадает в реанимацию.

Тут Блейка постигает очередной приступ самоуничижения. Он винит себя в аварии, плачется друзьям и близким. Когда Хани приходит в себя и ее переводят в отделение, так и ждешь, что Блейк и здесь найдет повод для соития с полуживой Хани. Обходится без этого.

Потом Хани выписывают, со сломанной ногой она передвигается по дому, Блейк ухаживает за ней, но все чаще его не бывает дома. Блейк вновь загружает себя работой, обвиняя себя в том, что случилось с Хани, и вообще считает, что лучше им разорвать все отношения. Друзья пытаются помочь, объяснить Блейку, что он проецирует одну аварию на другую, что Хани жива в отличие от Джордан и что Хани ждет его поддержки.

Тогда уже сами Хани в финале едет к Блейку и заставляет его заняться сексом. Это приводит к катарсису и взаимопониманию. Теперь-то герои знают, что их уже ничего не разъединит.

Теоретики уже сами в своих построениях перестали понимать, где пролегает грань между эротикой и порнографией. В «Sex Machine» это не все только томные вздохи и нежные объятия, где на каждое действие и на каждый объект найдется свой эвфемизм. Физиология причинных мест тут полностью присутствует. Для усиления оргазмического эффекта от собственной прозы Форс заставляет своих героев не только соединяться телами, но и комментировать акт соития – лаконичными и восторженными фразами. Все, что происходит между актами, нужно в романе только для того, чтобы дать хотя бы кратковременную передышку перед следующим полетом любви.

Оба героя живут исключительно моментом – оргазмическим моментом, если быть совсем точным. Для постфеминистического мира Хани на удивление мало интересуется вопросами карьеры, саморазвития и гендерного равенства. Правда, у героини нет и ретровзглядов на позицию женщины в обществе. Хани не обеспокоена вопросами домохозяйства, не торопится становиться матерью (в эпилоге, где действие происходит спустя год после основных событий, у Хани и Блейка все еще нет детей, причиной тому, видимо, то, что беременность и послеродовой период помешают Хани в полной мере получать неземное удовольствие), да и вообще не видит брак как закономерный финал отношений.

Блейк в свою очередь редко поддается рефлексии (его мужественность все же не тотальная, иначе бы он не страдал после автокатастрофы с Хани). Когда он размышляет о том, что его бизнес не приносит регулярного дохода, а Хани обеспокоена потопом в ее фотостудии, мы понимаем, что это всего лишь досадные, раздражающие мелочи, помеха тому, чтобы герои поскорее приступили к делу. Падение спроса на ремонты не заботит Блейка, пока стоит его главный рабочий инструмент. Пока читаешь книгу, как эта, размышляешь о старости и гендерных ролях: приходится думать за героев, пока те заняты извлечением оргазмического тепла путем трения.

В мире «Sex Machine» все преодолевается сексом. Посыл произведения можно выразить перефразированным выражением на латыни – deus ex genitalia.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s