В обширной литературе о Наполеоне и его эпохе сложно разобраться, если не читать “Воскресный мелиоратор”. Дежурный редактор “ВМ” напоминает, что часть армии Наполеона (корпус благородного Евгения Богарне) отступала через Котельники и оставила их нетронутыми. Следы принца и прочих французов теперь превратились в книги, которые мы перелистываем. russians_teaching_napoleon_to_dance
И.И. Теребенев, Русская пляска (1813)
  Одно из тайных сокровищ тысячетомной наполеоновской литературы – записки гренадера Бургоня о русском походе.  Бургонь был обычным капралом и потому описывает отступление Великой армии с точки зрения обычного пешехода – например, о своих злоключениях на Смоленском тракте он рассказывает так:  “Подкладывая топлива в костер, я заметил между обломками ребра лошади, уже отчасти обглоданные, но на них оставалось еще достаточно мяса, чтобы утолить голод, начинавший терзать меня. Хотя эти кости были вываляны в снегу, но при данном положении они оказались для меня сущим кладом. Со вчерашнего дня я съел всего половину вороны, поднятой мной на дороге, да несколько ложек похлебки из крупы пополам с овсяной соломой и рожью, посоленной порохом”. Невероятным образом Бургонь выжил и теперь в занимательном жанре “Россия глазами иностранцев” эта книга о проваленной полярной экспедиции – видимо, одна из лучших.

   Замечу здесь же, что во Франции времен первой Республики было введено всеобщее обучение грамоте, поэтому с французской стороны сохранилось множество воспоминаний низших чинов и бессчетное количество солдатских писем, а из воспоминаний русских солдат не сохранилось, кажется, ничего. Только Лев Толстой, ездивший на Бородинское поле во время работы над “Войной и миром” (т.е. уже в 1860-е годы), слышал от живущих рядом крестьян и записал, что призраки непогребенных солдат до сих пор тревожат окрестные поля и огороды.
 Лучшая художественная биография Наполеона (по версии “ВМ”) написана Стендалем и содержится в 11 томе советского собрания сочинений.Сам Стендаль служил в армии при Наполеоне и сопровождал Великую армию в русской кампании (он был и свидетелем пожара Москвы). В жизнеописании С. изображает Наполеона человеком импульсивным, что, видимо, и в самом деле составляло огромную часть его обаяния:
“Император ни на минуту не переставал быть гением. Он по природе своей неспособен был развлекаться. В театре он либо скучал, либо увлекался до такой степени, что следил за спектаклем и наслаждался им с тем же напряженным вниманием, с каким работал. Так, например, прослушав “Ромео и Джульетту” и арию “Ombra adorata, aspetta” в исполнении Крешентини, он обезумел от восторга, а придя в себя, тотчас послал певцу орден Железной короны. То же происходило с ним, когда он смотрел Тальма в пьесах Корнеля, или читал Оссиана, или когда, по его распоряжению, на вечерах у принцессы Полины и королевы Гортензии играли старинные кадрили и он с увлечением танцевал. У него никогда не было хладнокровия, необходимого для того, чтобы быть любезным” (перевод А.С. Кулишер).

Многие замечания С. очаровательны и моментально приводят в чувство: “Чтобы понять по-настоящему действия Наполеона в Италии, надо подготовить себя чтением Тита Ливия. Этим путем душа очищается от всех ничтожных и ложных идей нашего времени”.

Другие прославленные мемуары об императоре – записки ирландского врача Наполеона Барри О Миры, написанные в святоеленском изгнании, “Голос с острова святой Елены”. О’Мира, вероятно, ближе всех прочих подобрался к Наполеону как к человеку (а не политику, полководцу и т.п.), поэтому и сегодня это очень увлекательное чтение (“Голос” был был также и любимой книгой Жюльена Сореля, героя “Красного и черного”).

Написанное самим Наполеоном в большей степени интересно для поклонников военной истории – сам себе Плутарх, Н. пишет о себе в третьем лице и подробно описывает расположение и движение войск. Для того, чтобы разобраться в стратегическом гении Наполеона, вам потребуется издание вида “Все кампании Наполеона” с подробными картами – такое есть в любом большом книжном магазине Котельников.

Napoleon_with_Satan_after_burning_Moscow_(19th_century).png

А. И. Иванов, “Наполеон с Сатаной после сожжения Москвы” (1813)
  Книга Марка Брайанта Napoleonic Wars In Cartoons – элегантное и занимательное введение во всю наполеоновскую историю сразу. Лучше этого могут быть только наполеоновские раскраски, которые продаются в парижском Доме Инвалидов или визит на виллу Наполеона на Эльбе, недалеко от Портоферрайо.
  Из наполеоновской miscellanea хотелось бы отметить еще “Эпопею” Каран д’Аша – серию силуэтных рисунков для театра теней, представления которого проходили в парижском кабаре “Черный кот” в конце 1880-х годов. Эти восхитительные рисунки изданы отдельной книгой на французском – Napoleon Au Chat Noir.
Еще шесть отличных книг про наполеоновскую и пост-наполеоновскую эпоху
В. Гюго Отверженные (в первом томе – лучшее описание битвы при Ватерлоо)
О. де Бальзак Полковник Шабер  (лучшая повесть про постимперское похмелье и конец романтики)
Жерар де Пюимеж Шовен, солдат-землепашец (историческое исследование про фантазии фр. шовинистов – поэтов, драматургов, историков и философов, все они как на подбор – злые и жадные, ровно как писатель Захар)
Frank McLynn Napoleon: A Biography (Pimlico 1998 – современная стандартная и очень увлекательная биография Наполеона, без малого 800 страниц)
Артур Конан Дойл Подвиги и приключения бригадира Жерара (британский ответ Мюнгхаузену, написанный по мотивам возмутительно хвастливых мемуаров французского кавалерийского генерала де Марбо. Де Марбо пишет, что сыграл ключевую роль во всех политических и военных победах Наполеона – сейчас так, по-моему, не врут, и эта книга тоже переведена на русский)
Рене де Шатобриан Замогильные записки (лучший французский мемуарист эпохи)
Эксперты “ВМ” не читали
Томас Харди The Dynasts (эпическая драма в стихах для театра в 131 главе – на момент написания самая длинная англоязычная драма). В воображении англичан долгое время Наполеон был совершенным злом – сейчас его совершенно потеснил Гитлер, но и с Гитлером уже не борются при помощи 70-километровой драмы в стихах.
Блёрб от Дж. Оруэлла:
George Orwell wrote that Hardy had “set free his genius” by writing this drama and thought its main appeal was “in the grandiose and rather evil vision of armies marching and counter-marching through the mists, and men dying by hundreds of thousands in the Russian snows, and all for absolutely nothing.”
Мемуары г-жи д’Абрантес в 30 томах
Взбалмошная светская дама, жена маршала Жюно, оставила пространные воспоминания о дворе Наполеона – настолько ненадежные исторически, что впоследствии ее прозвали госпожой д’ Абракадабрантес.

Stanley Kubrick’s Napoleon: The Greatest Movie Never Made

Книга по мотивам нереализованного проекта Кубрика выходила в разных версиях – в виде обычного альбома, а также в виде огромной коробки с разными книгами (сценарий, разработки, иллюстрации и т.д.). Кубрик работал над фильмом в течение нескольких лет с армией ассистентов, которые расписали всю жизнь Наполеона по дням и часам, и планировал нанять 30 тысяч статистов из румынской армии для сцен сражений. В 2016 году было объявлено, что работу над фильмом закончат С. Спилберг и К. Фукунага, мини-сериал выйдет на студии HBO.

Виктор Зацепин

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s