Подведем краткие итоги выставки, тезисно.

– Элла Венгерова – милая старушка, со всеми на ты, причем совершенно не обижаешься.

– Двухчасовые презентации – это мука для всех: интерес к книге с каждой минутой рассеивается, а не возрастает.

– Встретил Немзера. Он со мной зачем-то дважды поздоровался (о чем-то догадывается?).

– Никита Елисеев в жизни непосредственный и юркий, как и его тексты.

– Получил от Елисеева устный эндорсмент, очень много значит.

– Дмитрий Быков и Данила Давыдов заметно похудели. Помогла литературная диета?

– Издательство Европейского университета привезло на выставку только 30 сигнальных экземпляров книги Василия Каменского. Купить экземпляр можно было, только назвав кодовое слово. Вот это выставочный эксклюзив.

– Приезд британцев заметно оживил выставку. Кому интересны финны или греки? А тут хоть что-то знакомое глазу. Хотя, стоит сказать, состав участников мог быть более разнообразным и звездным.

– Валерий Нугатов, за которого держала кулачки редакция «КД» премию Андрея Белого не получил. Но уже в другой номинации премию дали Михаилу Куртову, про которого «ВМ» не так давно писал.

– По слухам, самый популярный вопрос на стендах был «Как издать свою книгу?». Это вроде бы С.И. Чупринин отмечал, что писателей теперь больше, чем читателей.

– В пятницу полчаса одним глазом посматривал на прилавок «Корпуса» и на стопку с Янагихарой. Ничего экстраординарного не заметил.

– Предложили написать фанфик на «Маленькую жизнь». Буду думать.

– Британцы молодцы, выступали четко и по делу. На фоне Крейса и Фолкса Водолазкин смотрелся зябликом: наизрыгал какое-то количество банальностей, приправленных заплесневелыми анекдотами. Крейс оказался на сцене так же хорош, как и на бумаге; редкое сочетание трезвости суждения с хорошим чувством юмора. (Пора бы его уже издать по-русски, у «The Harvest» разрушительно хороший финал.)

– Коу, наверное, выложился более всех из почетных гостей. Лекцию о Джонсоне он читал в совсем открытой зоне Британского совета, где почти ничего не было слышно. Было впечатление, словно мудрец выступает на рыночной площади. Умные слова заглушались криками «Почем картошка?».

15232278_1393023190710417_285178317086781522_n

– Барнс: не зря же Британский совет сделал доступ к Барнсу минимальным, тем самым подогревая интерес. За час до выступления ЦДХ стал принимать толпы зевак с соответствующими последствиями: очереди, давки, суета. Очевидно, что ломились в концертный зал не поклонники творчества, а зеваки от литературы. Барнс стал не литературным пиком Non/Fiction, а пиком абсурда. Писатель разом стал тем самым жирафом из зоопарка, на которого идут посмотреть проверить, а правда ли у него такая длинная шея (а в случае Барнса – нос). Барнс по сути оказался растоптан как писатель. Теперь те, кто сходил на него, получили индульгенцию: на вопрос, читали ли они Барнса, они могут ответить «Нет, зато видели его живьем». Сомневаюсь, что после прошедшей субботы у Барнса добавится читателей (как и почитателей).

– Для спецкора «ВМ» выставка закончилась в субботу тяжелыми сумками и облегченным вздохом при посадке на поезд в сторону Котельников. Все-таки хорошо, что такие события бывают только раз в году.

img_20161204_150330

(книжный улов первого дня)

img_20161204_150648

(книжный улов второго дня; в упаковке – дневники Ювачева)

Ray Garraty, редактор “Рязанский проспект weekly”

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s