dsc02350

Сегодня на выставке появится британский десант с лекциями, дискуссиями и интервью: Крейс, Коу (дважды), Барнс – но не все британцы одинаково хороши. Попал в их компанию и мыльный пузырь, Лалин Полл.

Laline Paull

The Bees

4th Estate, 2015

Действие романа практически целиком происходит в одном улье (и его окрестностях), а главная героиня соответственно пчела низшего порядка. Ее номер 717, она семейства флоры (на подобные семейства по функциям делится весь улей), но автор для удобства и придания героине сходства с человеком дает ей имя Флора.

В начале романа Флора только рождается, выкарабкивается из ячейки и сразу попадает на построение. В улье существует строгая иерархия. Каждое семейство выполняет свою функцию, и никто не должен лезть в дела других семейств. В улье должны быть чистота и порядок, поэтому пчелы заботятся о чистке улья, уничтожении посторонних запахов, надлежащем виде всех пчел-сестер, и одним из главных ритуалов становится поклонение королеве-матке, с обязательными молитвами и прославлением главной пчелы. Только матка может нести яйца, часто это тысячи в день, и всем остальным пчелам строго-настрого воспрещается откладывать яйца самим. Это считается грехом, а незаконные яйца – проделкой дьявола. Яйца, отложенные маткой, переносятся в детскую, где пчелы-нянечки непрестанно следят за детенышами, помогая их кормить и следя за своевременной уборкой кроваток. Кормлением же детенышей занимаются другие пчелы, у которых есть свойство, позволяющее перерабатывать пыльцу в приемлемый для детенышей корм.

Роман начинается с обследования всех новорожденных пчел, среди них есть и Флора. Она по сравнению с другими излишне крупная, с пышным мехом, из-за этого полиция улья находит ее подозрительной. Она Флору оставляет, и новенькая становится уборщицей, как и все сестры из ее семейства. Каждый день Флора и ей подобные чистят улей, избавляются от посторонних запахов, чтобы только запах королевы достигал всех пчел.

Карьера в уборщицах не задается. Флора снова привлекает внимание к себе, и старшие пчелы обнаруживают у Флоры способность к кормлению. Приносимую фуражирами, пчелами, вылетающими из улья за кормом, пыльцу Флора может пережевывать и кормить получившейся смесью пчел-малюток. Флора начинает работать кормилицей, пережевывая в день огромные количества пыльцы, нектара.

Однажды залетев по ошибке в зал к трутням, Флора подглядывает за жизнью пчел-мужчин. Они носят титулы сэров, ведут вольготную жизнь, просят вкусной еды. Завидев Флору, один из трутней хочет ухаживать за ней, но Флора в страхе бежит.

А на следующий день Флора совершает отважный поступок. Улей атакуют осы, и Флора убивает главного захватчика. За это Флору ведут на прием к королеве. В палатах матки Флора проводит несколько дней, пользуясь библиотекой королевы, узнавая о жизни за пределами улья.

В литературе было много странных романов, был даже написанный от лица куска банного мыла. Или не было, и я это выдумал? В любом случае, это был бы любопытный роман. Но вот нужен ли литературе роман, написанный от лица пчелы и рассказывающий о жизни улья? Скорее всего, можно было обойтись и без него.

Сама история, положенная в основу романа, довольно ординарна: непохожий на других член тоталитарного замкнутого общества пытается вырваться из границ общества и преступить важнейший закон этого общества. Для этой истории не нужно было переключаться в мир насекомых.

Но вот с точки зрения языка, эта книга вполне могла быть написана пчелой. Человек такое вряд ли мог бы написать. Более половины предложений романа написаны так, словно некая пчела выучила английский и сразу села за писанину этого текста, но при этом учила английский по пособию по пчеловодству. Каждое второе предложение можно привести в качестве примера. Художественного таланта у автора-пчелы определенно не было. И если диалоги еще можно воспринимать в качестве дурной пародии на диалоги из викторианских романов, то авторский текст – застывшая субстанция, через которую сложно продраться.

Из-за такой прозы невидно никаких персонажей. Флора, центральный, выполняет свою функцию – показывает устройство улья, становится проводником скучноватого сюжета. Весь роман она подчинена инстинктам. Она кладет яйца не из протеста, а потому что есть некая женская потребность откладывать яйца. При этом она совершенно искренно обожает матку и понимает неправильность своих действий. Но что двигало Флору, что заставляло ее менять внутриульные профессии, автор не объясняет. Это только повод для автора показать с помощью Флоры разные сферы улья, внешнюю среду, коммуникации пчел с другими насекомыми. Тем более непонятно желание Флоры, чтобы ее дочь стала новой маткой. Если Флора своими поступками выступала неосознанно за то, чтобы все пчелы могли откладывать яйца, то она бы не позволила дочери стать маткой, а вообще бы выступила за свободу всех пчел и жизнь без матки вообще.

И если Флора выполняет только функции, но не является полноценным персонажем, то остальные герои книги тем более. Сомнительным также кажется то, что пчелы могут различать машины, людей, ворон, деревья, мышей и имеют для каждого предмета название, сходное с тем, которым пользуется человек.

Эту книгу людям давать не надо, чтобы не мучить, лучше сразу засовывать в улей.

Ray Garraty, редактор “Рязанский проспект weekly”

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s