%d0%b4%d0%be%d0%bd

В редакции “ВМ” все, от главреда до корректора, убеждены в том, что Дарья Донцова, наряду с другими писательницами, которые пользуются массовой популярностью в России, — важный источник знаний о жизни российского общества (тем более это верно в условиях, когда социологическая наука разгромлена, а СМИ пишут новости, не приходя в сознание). Романы Донцовой для нас, котельничан, – один из немногих общедоступных способов очень прямо заглянуть в душу современной российской женщины. Кроме того, наш корректор Алиса считает, что Донцова также и передовой проводник идей феминизма в Котлах: главная героиня ее романов – это женщина современная и независимая, которая справляется с тысячей бытовых дел и параллельно с успехом расследует убийства (то есть, по жанровой сути ее романы ничем не отличаются от сериалов о мисс Марпл, Rosemary And Thyme или великого фильма “Загадочное убийство на Манхэттене”).

Однако сегодня мы хотели бы не останавливаться на этих простых тезисах, а пойти несколько дальше и поставить Донцову в один ряд с великими авторами мировой литературы, одним из которых по праву считается Джеймс Джойс. Во-первых, обратим внимание, что имя и фамилия обоих наших сегодняшних героев начинается на букву Д. Поначалу это может показаться простым совпадением, но давайте продолжим этот ряд: Данила Давыдов, Дон Делилло, Денис Давыдов, Дмитрий Данилов, Дэвид Духовны – все это первоклассные авторы. А Джон Диккенс? А Дмитрий Довлатов? Комментарии, как говорится, излишни.

Наш бильдредактор Анна, к тому же, считает, что между двумя нашими Д.Д. есть и портретное сходство – но так как мы ей не заплатили, придется отослать читателя в галерею гугла (вот Дарья Донцова, а вот – Джеймс Джойс).

Если взглянуть на исторические условия, в которых возникли и развивались два этих ярких литературных феномена, мы тоже обнаружим существенные параллели – так, развалины СССР немногим лучше Ирландии начала XX века, Джойс получил образование у иезуитов, а Донцова – дочь советского писателя Васильева, который написал в том числе историю КПСС для детей (произведение явно иезуитское по духу). И Джойс, и Донцова (каждый по-своему) выполняют свою работу по раскрепощению читателя и оба они удостоились фрустрирующей реакции в прессе – эпопею Джойса “Улисс” называли “зловонной выгребной ямой”, а вот для сравнения несколько отзывов о романах Донцовой с сайта Имхонет: «Этим книгам место в туалете» – Даша Ч., «Д. Донцова пишет для людишек с интеллектом ниже нулевой отметки» – zmey, “повавльный стеб по принципу “чем больше гадостей я скажу про родную российскую действительность – тем будет смешнее” – Sgrif. Кроме того, как известно, апофеоз “Улисса” – это лишенный пунктуации внутренний монолог героини, текущий, как широкая и грязная река Дон, а романы Донцовой представляют собой ровно такой же внутренний монолог, только структурированный пунктуацией и сюжетом. Иными словами, мы рекомендуем любителям Джойса читать Донцову, а любителям Донцовой – Джойса.

Ну и если вы хотите знать мое мнение обо всей этой литературной полемике, разгоревшейся в Котлах, то мне иногда кажется, что Донцова и Джойс – это и вовсе один человек и сложно разобраться, где кончается “Улисс” и начинается “Виола Тараканова”. Убедитесь сами:

я должна лезть из кожи на кухне готовить завтрак его сиятельству пока он тут валяется закутанный как мумия только буду ли я вот вопрос ктонибудь видел когданибудь чтоб я носилась как угорелая сама б не прочь поглядеть прояви к ним внимание и они с тобой как с последней тряпкой что ни говори было бы настолько лучше если б правили миром женщины вы не увидите чтобы женщины резали и убивали друг друга и где видано чтобы женщины валялись пьяные так как эти или проигрывались до последнего гроша да просаживали все на скачках и вот когда он попил, покурил, пописал, поел, покурил, пописал, попил, мы наконецто начинаем закупать продукты но теперь от него также нет никакого толку потому что на сытый желудок любая еда кажется ненужной и он недовольно бормочет сосиски не хочу сыр не буду масло тоже в конце концов я топаю ногой и громко заявляю пойми, за харчами я могу ходить лишь два раза в месяц, изволь спокойно выбрать еду вот тут он замолкает и на все мои вопросы начинает отвечать:  Мда, мда, мда!

потому что женщина что б ни делала вовремя умеет остановиться а этих если б не мы вобще не было бы на свете они не знают каково это быть женщиной и матерью откуда им а где бы они все были не будь у каждого матери чтобы о нем заботилась которой у меня не было я думаю оттого он и сумасбродствует сейчас по ночам забросивши все занятия книги и дома не живет потому что наверняка там вечные свары сплошная жалость что у кого такой сын хороший те недовольны а у меня никакого нет не способен он что ли был его сделать уж я тут не виновата хорошо знаю что на рынке процветают «желтые» издания смакующие интимные подробности жизни известных людей грешна сама люблю почитать перед сном всякие глупости например один политик обозвал другого идиотом а оскорбленная сторона швырнула в обидчика графин с водой некая певичка заплатила костюмерше соперницы и та плохо завязала корсет концертного платья хозяйки так в разгар выступления наряд свалился на сцену зрители в зале взвыли от восторга… много чего можно почерпнуть из бульварных газет я очень веселюсь читая их знаю что это жирные глупые утки но хорошее настроение после изучения сообщения о том что болонка оперной дивы за кулисами поет вместо хозяйки арию Кармен мне обеспечено надолго Ах тот ужасный поток кипящий внизу Ах и море море алое как огонь и роскошные закаты и фиговые деревья в садах Аламеды да и все причудливые улочки и розовые желтые голубые домики аллеи роз и жасмин герань кактусы и Гибралтар где я была девушкой и Горным цветком да когда я приколола в волосы розу как делают андалузские девушки или алую мне приколоть да и как он целовал меня под Мавританской стеной и я подумала не все ли равно он или другой и тогда я сказала ему глазами чтобы он снова спросил да и тогда он спросил меня не хочу ли я да сказать да мой горный цветок и сначала я обвила его руками да и привлекла к себе так что он почувствовал мои груди их аромат да и сердце у него колотилось безумно и да я сказала да я хочу Да.

Виктор Зацепин, редактор “Котельники дейли”

Литературу в Котлах легко поддержать.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s